Бахтин Михаил Михайлович — различия между версиями

Перейти к: навигация, поиск
(Новая страница: «== Авторы справочной статьи == == Персоналия == '''Бахтин Михаил Михайлович''' (1895—1975) — росс…»)
 
 
Строка 5: Строка 5:
  
 
== Биография ==
 
== Биография ==
После  окончания  Одесской гимназии учился  на  историко-филологи­ческом факультете Новороссийского университета, за­тем перешел в  Петроградский университет,  кото­рый окончил в  1918 г.  Владел пятью язы­ками  (гр.,  лат.,  нем.,  англ.,  фр.).  По окончании университета  преподавал  в  Невеле  в единой трудовой школе. В 1920 —  1924 гг. преподавал  всеобщую  литературу  и  фи­лософию  музыки  в  Педагогическом  институте и консерватории Витебска. Разрабаты­вал  проблему понимания творчества как поступка. В 1924 г. переехал в Ленинград. Исследовал  проблемы  культуры  и  лите­ратуры.  Самостоятельно  и  совместно  с коллегами (в том числе с В.Н. Волошиновым  и  др.)  изучал  психоаналитическое учение 3. Фрейда. В 1927 г. в Москве Гос­издат  опубликовал  книгу  В.Н.  Волошинова  «Фрейдизм.  Критический  очерк», которая, согласно недоказанной и недо­кументированной версии, иногда припи­сывается  Б.  В  1929  г.  был  арестован  по сфабрикованному  ОГПУ  обвинению  в причастности  к деятельности  «нелегаль­ной организации правой интеллигенции, существовавшей в течение ряда лет в Ле­нинграде  под названием  «Воскресение», и отправлен на 5 лет в ссылку в г.  Кустанай.  В  этом  же  году  опубликовал  книгу «Проблемы  творчества Достоевского»,  в которой  исследовал  вопросы  создания полифонического  и диалогического ро­мана.  Во  время  ссылки  написал  работу «Слово о романе» (1934—1935).  В  1937 г., после  окончания  ссылки,  из-за запрета проживать  в  крупных  городах  искал  ра­боту в  Подмосковье и работал в г.  Ким­ры учителем в школе.  В этот период пи­шет труд о «смеховой культуре» — «Раб­ле в истории реализма», которую в 1940 г. представил в качестве докт. дис. в Инсти­тут  мировой  культуры  АН  СССР.  Одна­ко эта работа,  оцененная  позже  как вы­дающееся  научное  достижение,  не  дала Б.  возможности  получить  докторскую степень (была доработана и опубликова­на только  в  1965  г).  С  1945  по  1961  г.  Б. работал в Саранске, преподавал и заведо­вал кафедрой в Мордовском педагогичес­ком институте.  В 60-х гг. переехал в Под­московье, а затем в Москву.
+
После  окончания  Одесской гимназии учился  на  историко-филологи­ческом факультете Новороссийского университета, за­тем перешел в  Петроградский университет,  кото­рый окончил в  1918 г.  Владел пятью язы­ками  (гр.,  лат.,  нем.,  англ.,  фр.).  По окончании университета  преподавал  в  Невеле  в единой трудовой школе. В 1920 —  1924 гг. преподавал  всеобщую  литературу  и  фи­лософию  музыки  в  Педагогическом  институте и консерватории Витебска. Разрабаты­вал  проблему понимания творчества как поступка. В 1924 г. переехал в Ленинград. Исследовал  проблемы  культуры  и  лите­ратуры.  Самостоятельно  и  совместно  с коллегами (в том числе с В.Н. Волошиновым  и  др.)  изучал  психоаналитическое учение 3. Фрейда. В 1927 г. в Москве Гос­издат  опубликовал  книгу  В.Н.  Волошинова  «Фрейдизм.  Критический  очерк», которая, согласно недоказанной и недо­кументированной версии, иногда припи­сывается  Б.  В  1929  г.  был  арестован  по сфабрикованному  ОГПУ  обвинению  в причастности  к деятельности  «нелегаль­ной организации правой интеллигенции, существовавшей в течение ряда лет в Ле­нинграде  под названием  «Воскресение», и отправлен на 5 лет в ссылку в г.  Кустанай.  В  этом  же  году  опубликовал  книгу «Проблемы  творчества Достоевского»,  в которой  исследовал  вопросы  создания полифонического  и диалогического ро­мана.  Во  время  ссылки  написал  работу «Слово о романе» (1934—1935).  В  1937 г., после  окончания  ссылки,  из-за запрета проживать  в  крупных  городах  искал  ра­боту в  Подмосковье и работал в г.  Ким­ры учителем в школе.  В этот период пи­шет труд о «смеховой культуре» — «Раб­ле в истории реализма», которую в 1940 г. представил в качестве докт. дис. в Инсти­тут  мировой  культуры  АН  СССР.  Одна­ко эта работа,  оцененная  позже  как вы­дающееся  научное  достижение,  не  дала Б.  возможности  получить  докторскую степень (была доработана и опубликова­на только  в  1965  г).  С  1945  по  1961  г.  Б. работал в Саранске, преподавал и заведо­вал кафедрой в Мордовском педагогичес­ком институте.  В 60-х гг. переехал в Под­московье, а затем в Москву <ref>Карпенко Л.А., Овчаренко В.И. Бахтин Михаил Михайлович // История психологии в лицах. Персоналии / Под. ред. Л.А. Карпенко // Психологический лексикон. Энциклопедический словарь в шести томах / Ред.-сост. Л.А. Карпенко. Под общ. ред. А.В. Петровского. — М: ПЕР СЭ, 2005. - С. 41-43.</ref>.
 +
 
 
== Некрополь ==
 
== Некрополь ==
  
Строка 20: Строка 21:
 
Научное наследие  Б.  очень велико и разнообразно. Он стремился «повернуть» философию к вечным проблемам человеческого бытия. Через  все  его исследования  проходит идея об ответственности человека за свое единственное  бытие  в  мире  и  культуре. Считал, что философия (равно как и психология)  должна  исследовать  жизнь  как деятельность  (не  столько  физическую, сколько духовную).  Разрабатывая «философию  поступка», трактовал  поступок как результат ответственно  воспринятого, а не навязанного извне, долженствования.  Решал  с  этой  позиции  проблему ценности: «общезначимая ценность становится действительно значимой только в  индивидуальном  контексте».  В  своей нравственной  философии  имел  в  виду выход из мира традиционных моральных норм  в сферу смысла, духа. Только в таком случае рождается чувство ответственности, поскольку я единственный свидетель  «события-бытия».  Здесь  Б.  ближе всего  стоит  к  антропологической  философии,  он творчески осмысливает такие фундаментальные  понятия  как  «душа», «дух»,  «духовное», «душевное», «тело», рассматривает тело, душу  и дух в их триединстве.  Новаторской  предстает  и  его разработка  проблемы  «я-для-себя»,  «я-для-другого»,  «другой-для-меня»,  где  существенное место занимает феноменологический аспект «причастной вненаходимости  к  чужому  сознанию»,  «участное внимание  к  другому».  Здесь  основная идея Б. в том, что каждый феномен человеческой  жизни  необходимо  воспринимать как феномен культуры. А идея культуры понималась им как синтез духовных смыслов бытия — логических, эстетических, религиозных, нравственных, эмоциональных.  Отсюда Б. дает свое определение культуры:  всякая культура основывается на творчестве и означает творчество. Но  если  мир  культуры,  как  мир  живого духа,  подменяется  миром  рассудочных категорий, механическим способом мысли, социальной необходимостью, то убивается всякая жизненная связность, тогда  нет  необходимости  в  знании  о духовном  мире.  Это,  по  Б.,  один  из  корней кризиса  творчества,  кризиса  культуры  и кризиса  поступков.  Если  всюду  царит причинная  и  математическая  необходимость,  то  человеку  остается  только  все понимать и все прощать, поскольку добро  и  зло совершенно равноценны  перед лицом  необходимости.  С  человека  снимается  всякая  ответственность.  Только через  культуру человек способен  к самодетерминации  и  способен  быть  ответственным  за  свои  поступки.  (Р.А.  Александрова).  Важное  место  в творчестве  Б.  
 
Научное наследие  Б.  очень велико и разнообразно. Он стремился «повернуть» философию к вечным проблемам человеческого бытия. Через  все  его исследования  проходит идея об ответственности человека за свое единственное  бытие  в  мире  и  культуре. Считал, что философия (равно как и психология)  должна  исследовать  жизнь  как деятельность  (не  столько  физическую, сколько духовную).  Разрабатывая «философию  поступка», трактовал  поступок как результат ответственно  воспринятого, а не навязанного извне, долженствования.  Решал  с  этой  позиции  проблему ценности: «общезначимая ценность становится действительно значимой только в  индивидуальном  контексте».  В  своей нравственной  философии  имел  в  виду выход из мира традиционных моральных норм  в сферу смысла, духа. Только в таком случае рождается чувство ответственности, поскольку я единственный свидетель  «события-бытия».  Здесь  Б.  ближе всего  стоит  к  антропологической  философии,  он творчески осмысливает такие фундаментальные  понятия  как  «душа», «дух»,  «духовное», «душевное», «тело», рассматривает тело, душу  и дух в их триединстве.  Новаторской  предстает  и  его разработка  проблемы  «я-для-себя»,  «я-для-другого»,  «другой-для-меня»,  где  существенное место занимает феноменологический аспект «причастной вненаходимости  к  чужому  сознанию»,  «участное внимание  к  другому».  Здесь  основная идея Б. в том, что каждый феномен человеческой  жизни  необходимо  воспринимать как феномен культуры. А идея культуры понималась им как синтез духовных смыслов бытия — логических, эстетических, религиозных, нравственных, эмоциональных.  Отсюда Б. дает свое определение культуры:  всякая культура основывается на творчестве и означает творчество. Но  если  мир  культуры,  как  мир  живого духа,  подменяется  миром  рассудочных категорий, механическим способом мысли, социальной необходимостью, то убивается всякая жизненная связность, тогда  нет  необходимости  в  знании  о духовном  мире.  Это,  по  Б.,  один  из  корней кризиса  творчества,  кризиса  культуры  и кризиса  поступков.  Если  всюду  царит причинная  и  математическая  необходимость,  то  человеку  остается  только  все понимать и все прощать, поскольку добро  и  зло совершенно равноценны  перед лицом  необходимости.  С  человека  снимается  всякая  ответственность.  Только через  культуру человек способен  к самодетерминации  и  способен  быть  ответственным  за  свои  поступки.  (Р.А.  Александрова).  Важное  место  в творчестве  Б.  
 
занимали  проблемы  языка.  Он  предпринял  попытку «перенести»  вопрос о  взаимодействии  культуры  и человека в семиотическую плоскость. Язык, по Б., — это совокупность принятых в данной культуре  и  выраженных  в  знаковом  материале значений  и  смыслов.  «Слово»,  считает Б.,  —  акт индивидуального  творчества; «социальный кругозор» — та область значений,  которая отведена индивидуальному  сознанию  данной  эпохой  и  данной  
 
занимали  проблемы  языка.  Он  предпринял  попытку «перенести»  вопрос о  взаимодействии  культуры  и человека в семиотическую плоскость. Язык, по Б., — это совокупность принятых в данной культуре  и  выраженных  в  знаковом  материале значений  и  смыслов.  «Слово»,  считает Б.,  —  акт индивидуального  творчества; «социальный кругозор» — та область значений,  которая отведена индивидуальному  сознанию  данной  эпохой  и  данной  
культурной ситуацией.  В этом же контексте  Б.  разрабатывал  проблемы  диалога  и общения (речевой коммуникации). Трактовал  высказывание  как  «звено  в  очень сложно организованной цепи других высказываний»,  вступающих с  ним  в те  или иные отношения, когда всякий говорящий является в большей или меньшей степени отвечающим.  Исследовал так же эстетику словесного творчества, формы времени и хронотопа  в  романе,  проблемы  текста  в лингвистике, филологии и др. гуманитарных науках.  Работы  Б. лежат в основании многих работ по психолингвистике и психологии искусства.  
+
культурной ситуацией.  В этом же контексте  Б.  разрабатывал  проблемы  диалога  и общения (речевой коммуникации). Трактовал  высказывание  как  «звено  в  очень сложно организованной цепи других высказываний»,  вступающих с  ним  в те  или иные отношения, когда всякий говорящий является в большей или меньшей степени отвечающим.  Исследовал так же эстетику словесного творчества, формы времени и хронотопа  в  романе,  проблемы  текста  в лингвистике, филологии и др. гуманитарных науках.  Работы  Б. лежат в основании многих работ по психолингвистике и психологии искусства<ref>Карпенко Л.А., Овчаренко В.И. Бахтин Михаил Михайлович // История психологии в лицах. Персоналии / Под. ред. Л.А. Карпенко // Психологический лексикон. Энциклопедический словарь в шести томах / Ред.-сост. Л.А. Карпенко. Под общ. ред. А.В. Петровского. — М: ПЕР СЭ, 2005. - С. 41-43.</ref>..  
  
 
== Библиография работ ==
 
== Библиография работ ==

Текущая версия на 17:08, 14 ноября 2015

Авторы справочной статьи

Персоналия

Бахтин Михаил Михайлович (1895—1975) — российский философ, психолог, литературовед, теоретик культуры. Специ­алист в области теории познания, эстети­ки, культурологии, филологии и литерату­роведения.

Биография

После окончания Одесской гимназии учился на историко-филологи­ческом факультете Новороссийского университета, за­тем перешел в Петроградский университет, кото­рый окончил в 1918 г. Владел пятью язы­ками (гр., лат., нем., англ., фр.). По окончании университета преподавал в Невеле в единой трудовой школе. В 1920 — 1924 гг. преподавал всеобщую литературу и фи­лософию музыки в Педагогическом институте и консерватории Витебска. Разрабаты­вал проблему понимания творчества как поступка. В 1924 г. переехал в Ленинград. Исследовал проблемы культуры и лите­ратуры. Самостоятельно и совместно с коллегами (в том числе с В.Н. Волошиновым и др.) изучал психоаналитическое учение 3. Фрейда. В 1927 г. в Москве Гос­издат опубликовал книгу В.Н. Волошинова «Фрейдизм. Критический очерк», которая, согласно недоказанной и недо­кументированной версии, иногда припи­сывается Б. В 1929 г. был арестован по сфабрикованному ОГПУ обвинению в причастности к деятельности «нелегаль­ной организации правой интеллигенции, существовавшей в течение ряда лет в Ле­нинграде под названием «Воскресение», и отправлен на 5 лет в ссылку в г. Кустанай. В этом же году опубликовал книгу «Проблемы творчества Достоевского», в которой исследовал вопросы создания полифонического и диалогического ро­мана. Во время ссылки написал работу «Слово о романе» (1934—1935). В 1937 г., после окончания ссылки, из-за запрета проживать в крупных городах искал ра­боту в Подмосковье и работал в г. Ким­ры учителем в школе. В этот период пи­шет труд о «смеховой культуре» — «Раб­ле в истории реализма», которую в 1940 г. представил в качестве докт. дис. в Инсти­тут мировой культуры АН СССР. Одна­ко эта работа, оцененная позже как вы­дающееся научное достижение, не дала Б. возможности получить докторскую степень (была доработана и опубликова­на только в 1965 г). С 1945 по 1961 г. Б. работал в Саранске, преподавал и заведо­вал кафедрой в Мордовском педагогичес­ком институте. В 60-х гг. переехал в Под­московье, а затем в Москву [1].

Некрополь

Области научных исследований

  • Философия культуры
  • Теория познания
  • Теория культуры
  • Эстетика
  • Филология
  • Психоанализ
  • Психология искусства

Научный вклад

Научное наследие Б. очень велико и разнообразно. Он стремился «повернуть» философию к вечным проблемам человеческого бытия. Через все его исследования проходит идея об ответственности человека за свое единственное бытие в мире и культуре. Считал, что философия (равно как и психология) должна исследовать жизнь как деятельность (не столько физическую, сколько духовную). Разрабатывая «философию поступка», трактовал поступок как результат ответственно воспринятого, а не навязанного извне, долженствования. Решал с этой позиции проблему ценности: «общезначимая ценность становится действительно значимой только в индивидуальном контексте». В своей нравственной философии имел в виду выход из мира традиционных моральных норм в сферу смысла, духа. Только в таком случае рождается чувство ответственности, поскольку я единственный свидетель «события-бытия». Здесь Б. ближе всего стоит к антропологической философии, он творчески осмысливает такие фундаментальные понятия как «душа», «дух», «духовное», «душевное», «тело», рассматривает тело, душу и дух в их триединстве. Новаторской предстает и его разработка проблемы «я-для-себя», «я-для-другого», «другой-для-меня», где существенное место занимает феноменологический аспект «причастной вненаходимости к чужому сознанию», «участное внимание к другому». Здесь основная идея Б. в том, что каждый феномен человеческой жизни необходимо воспринимать как феномен культуры. А идея культуры понималась им как синтез духовных смыслов бытия — логических, эстетических, религиозных, нравственных, эмоциональных. Отсюда Б. дает свое определение культуры: всякая культура основывается на творчестве и означает творчество. Но если мир культуры, как мир живого духа, подменяется миром рассудочных категорий, механическим способом мысли, социальной необходимостью, то убивается всякая жизненная связность, тогда нет необходимости в знании о духовном мире. Это, по Б., один из корней кризиса творчества, кризиса культуры и кризиса поступков. Если всюду царит причинная и математическая необходимость, то человеку остается только все понимать и все прощать, поскольку добро и зло совершенно равноценны перед лицом необходимости. С человека снимается всякая ответственность. Только через культуру человек способен к самодетерминации и способен быть ответственным за свои поступки. (Р.А. Александрова). Важное место в творчестве Б. занимали проблемы языка. Он предпринял попытку «перенести» вопрос о взаимодействии культуры и человека в семиотическую плоскость. Язык, по Б., — это совокупность принятых в данной культуре и выраженных в знаковом материале значений и смыслов. «Слово», считает Б., — акт индивидуального творчества; «социальный кругозор» — та область значений, которая отведена индивидуальному сознанию данной эпохой и данной культурной ситуацией. В этом же контексте Б. разрабатывал проблемы диалога и общения (речевой коммуникации). Трактовал высказывание как «звено в очень сложно организованной цепи других высказываний», вступающих с ним в те или иные отношения, когда всякий говорящий является в большей или меньшей степени отвечающим. Исследовал так же эстетику словесного творчества, формы времени и хронотопа в романе, проблемы текста в лингвистике, филологии и др. гуманитарных науках. Работы Б. лежат в основании многих работ по психолингвистике и психологии искусства[2]..

Библиография работ

  1. Творчество Франсуа Рабле и народная культура Средневековья и Ренессанса. М., 1965, 1990;
  2. Эстетика словесного творчества, 1979, 1986;
  3. Работы 20-х годов, 1994;
  4. Проблемы творчества и поэтики Достоевского, 1994

Фотографии

Бахтин М.М. на Карте истории российской психологии

Идёт загрузка карты…

Бахтин Михаил Михаилович

Ссылки

  1. Карпенко Л.А., Овчаренко В.И. Бахтин Михаил Михайлович // История психологии в лицах. Персоналии / Под. ред. Л.А. Карпенко // Психологический лексикон. Энциклопедический словарь в шести томах / Ред.-сост. Л.А. Карпенко. Под общ. ред. А.В. Петровского. — М: ПЕР СЭ, 2005. - С. 41-43.
  2. Карпенко Л.А., Овчаренко В.И. Бахтин Михаил Михайлович // История психологии в лицах. Персоналии / Под. ред. Л.А. Карпенко // Психологический лексикон. Энциклопедический словарь в шести томах / Ред.-сост. Л.А. Карпенко. Под общ. ред. А.В. Петровского. — М: ПЕР СЭ, 2005. - С. 41-43.